А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 



Аннотация
Не смывается с золота кровь. Ее можно только спрятать под новой кровью. Или залить своей. Кому, как не начальнику прииска, через руки которого прошли тонны золотого песка, не знать об этом? Но по молодости лет он верил, что сможет обмануть природу золота. И два десятка лет это ему удавалось. Однако пришел час, и золото предъявило свой счет...
Александр Тамоников
Люди в черном
ЧАСТЬ I
Глава 1
Железные двери центральных ворот, около которых всегда толпился народ, в основном женщины с какими-то сумками, пакетами и робкой надеждой в глазах, отворились. Оттуда в суету женских тел вышли двое мужчин. Еще не пожилых, одетых в одинаковые ватники, сапоги и цигейковые, не по сезону — на дворе был только август — шапки. Мужчины сразу же попали в окружение тех, кто толпился у ворот, так как ни у кого не вызвало сомнения, что зона выбросила к ним отсидевших свое зэков. Со всех сторон посыпались вопросы:
— Из какого отряда?
— Кулешова Васю не знали? Из второго…
— А Кулебу?
Много вопросов, но вышедшим из зоны было не до них. Машинально отвечая невпопад, они пробились сквозь живой заслон и пошли улицей, зажатой с одной стороны высоким, с проволочной паутиной забором, с другой — глухой деревянной оградой, за которой виднелись крыши бараков обслуживающего персонала исправительного учреждения и ветви фруктовых деревьев.
Бывшие зэки остановились, пройдя метров сто пятьдесят, закурили.
— Ну вот, Серый, и воля!
— Да, воля… — поежившись от пронизывающего ветра, ответил тот, кого назвали Серым — Серов Иван Фомич, оттянувший свои семь лет за разбой.
Подбили его в свое время кореша бомбануть один магазин на отшибе. Бомбанули! И тут же на ментовской патруль налетели, а Гвоздь — мудак, еще и обрез вытащил. Вооруженное сопротивление при задержании заработали ни на чем, а вдогонку и пару лет кичмана на каждого. Гвоздю, тому червонец врубили, а ему, Серому, за то, что даже в магазин не вошел, а только рядом стоял, семерик! И без базара! Групповуха!
И теперь вот — воля, такая долгожданная там, за запреткой, и какая-то обыденная сейчас, здесь, на мокрой улице…
— Куда дальше? — спросил Малой — Большаков Евгений Александрович.
Молодой крупный и крепкий парень, он на прежней зоне имел погоняло К-700 за свою непомерную силу. Здесь его назвали Малой, чему сам Евгений был не против. По жизни он был сиротой, воспитывался в детском доме, из которого его определили на курсы трактористов и отправили по окончании в один из разваливающихся и спивающихся колхозов. Там Евгению понравилась одна девушка. Но вот беда, за ней ходил местный деловой. А девушка потянулась к Евгению. Деловой со своими делопутами решил проучить наглого чужака, заманив его как-то за деревенский клуб. И «проучил»! Сам-то ушел в сторону, а вот двое его корешей так и остались лежать замертво на песке после двух сокрушительных ударов Жени Большакова. Ему бы остановиться на этом, дураку, но Женя принадлежал к той категории людей, которых лучше не «заводить». А его «завели». И вскоре у реки к лодкам был прижат местный деловой. Хоронить его не пришлось, река унесла тело местного авторитета, никакие поиски не помогли. А Большакову дали восьмерик, по совокупности, учитывая первую судимость и смягчающие обстоятельства, выявленные по ходу следствия!..
— Знать бы, Малой… — Серый осмотрелся.
Осенний неприветливый пейзаж, ветер и начинающийся дождь настроения не прибавляли. Не то что вчера, когда они с братвой затеяли отвальную. Вчера за ведром чифиря все представлялось в ином свете, а главное, была уверенность в том, что завтра все изменится. Впереди — воля, а что может быть желанней для зэка?
И теперь вот она, воля, перед ними, уходящая вперед и назад грязной улицей, смотрящая на них нависшими свинцовыми тучами и окропившая первыми каплями мелкого дождя. Воля!
Бывшие зэки, натянув поглубже шапки, двинулись в сторону центра поселка, туда, где была хоть какая-то жизнь и не было этой обвисшей с черных длинных жердей ржавой проволоки. Как не было и угловой вышки, с которой за ними, словно они до сих пор являлись объектом охраны, закутавшись в плащ-палатку, внимательно следил часовой.
Они приближались к станции, когда им навстречу вышел дед с широкой окладистой бородой. Он вышел так же, как и они, из-за поворота. В длинном плаще с капюшоном, частью скрывающим лицо. Шел он по стороне, где остановились прикурить бывшие зэки. Серый и Малой заметили его, но внимания не обратили. Идет себе дед, ну и пусть идет! Но тот около них остановился. Осмотрел взглядом колючим, цепким. Спросил неожиданно крепким, далеко не старческим голосом:
— Ну что, бродяги, откинулись?
— Откинулись! — ответил Серый.
— Это хорошо! Долго чалились?
— Тебе, старый, какое дело до этого? — в разговор вступил Малой.
— Ты прав, паря, никакого! Только я там, — указал дед в сторону зоны, — червонец свой от звонка до звонка отмотал! Но базара нет, не хотите говорить — за язык не тяну. Дело ваше. Вы теперь птицы вольные, летите, куда нелегкая занесет!
Сказав это, он повернулся, собравшись продолжить свой путь, но его остановил Серый:
— Дед! Погодь! Побазарим!
Дед остановился.
— Эх, горемыки! Под дождем базарить будем али, может, ко мне в хату пройдем, она тут недалече?
Услышав столь привлекательное приглашение, Се-рый с Малым почти в один голос ответили:
— Да на хате было бы ловчее!
— Ну, так пошли! Краем тропы идите, чтобы грязь за собой не тащить!
Троица, ведомая дедом в плаще, свернула в переулок.
Хата имела две небольшие комнаты, одна из которых служила кухней, а другая была разделена надвое настоящей русской печью собственно на комнату и занавешенную цветными завесями спальню. Были еще сени, метр на три, с выходом на покосившееся крыльцо. Все это, крытое латаной-перелатаной шиферной крышей, и составляло жилище деда Ефима, как представился старик у входа. И все же это был уже дом, крыша над головой. Место, где можно раздеться, согреться, обмыться, просушиться. Выспаться, наконец!
— Проходите, — дед Ефим указал на лавку возле печи. — Скидавайте все, что промокло, — я тут поищу кое-какой скарб, на время приодеть вас.
— Холодно будет! — заметил Серый.
— Не волнуйся. Это я печку не топил, два дня дома не был. Зарядим печку, до трусов разденетесь!
Старик из-под кровати, стоящей за занавесками, вытащил сундук, открыл его, и к лавке полетели штаны, рубахи, майки, свитера.
— Переодевайтесь! И давай один со двора из-под навеса дрова таскать. Топить хату будем!
Вскоре в избе стало жарко, даже форточку приоткрыли. После того как бывшие зэки обмылись над широким ржавым корытом, они уселись на лавке друг рядом с другом. Истома охватила их. Еще выпить бы и пожрать, да баб каких-никаких.
Дед словно читал их желания. Да и ничего в этом странного не было — сам прошел то же самое, сам из бывших зэков. А значит, с понятием, братву всегда поймет! Ефим накрыл на стол — чашку с дымящимся картофелем, пару селедок, консервы, крупно порезанный кусок сала, лук, чеснок, хлеб и соль. Посередине выставил две бутылки с самогоном.
— Давай, братья, налегай на то, что бог послал. Угощайтесь. Самогон — первач, почти спирт, аккуратней. Дряни нет, напряги с ней сейчас в поселке.
Выпили, закусили, закурили.
Серый спросил:
— А вообще, что за житуха сейчас?
— Это смотря о чем ты спрашиваешь, — ответил, прищурив глаз, дед Ефим, который лишь пригубил свой стакан.
— О том, что вот волю дали, а куда с ней? Что за жизнь кругом? Мы же ее через клетку и видели.
— А что жизнь? — отвечал дед Ефим. — Она для кого как обернется, кому фарт выкинет, кого в обратку на кичу кинет. Аль не знал этих истин?
— Знать-то знал. Я вот о чем, дед! Мы с Малым здесь, на зоне, слышали, что некоторые, как откинутся, на «рыжье» в тайгу уходили. В артели там разные. Правда это?
— Дома-то что, никто не ждет?
— Где он, дом этот? Был, да весь вышел, — ответил Серый. — Моя с другим живет, семья, вишь ли, у них. Туда дороги нет! А Малой — сирота, как паспорт получил, так и сел. Нам ехать некуда!
Малой поддержал товарища:
— Никто нас, дед Ефим, не ждет. Мы на зоне уже думали, решили, если получится, за эти места зацепиться.
— А кто тебе помешать может? Человек живет, где хочет! Хочешь жить здесь — живи, хочешь — кати на юга, ты свободный человек!
— Ну кто знает, может, тута какие свои особые законы?
— Законы для всех везде одинаковые, запомни это, паря. А вот насчет работы… — старик задумался, скрутил цигарку, закурил.
Серый и Малой смотрели на него.
Пауза затянулась надолго. Наконец дед Ефим спросил:
— Работу, значит, рассчитываете тут найти? В тайге-то самой хоть раз были? Жили в ней? Знаете, что это такое?
— Откуда? Не приходилось, — ответил Серый.
— То-то и оно, что не приходилось. Тайга это, брат, тебе не просто лес! К себе она легко пускает, вот только обратно отдает с трудом! Тайгу понимать надо! И привычку таежную иметь!
— Привычка со временем приходит. После колючки ко всему привыкнуть можно!
— Можно! Согласен! Только не любит тайга чужаков.
— Так помоги, вразуми, научи! За нами не станет, я верно говорю, Малой?
— Верно!
— Ладно! Поглядим! Не пьяный это разговор. Вы давайте расслабьтесь пока. Чего сразу о делах? В себя придите. Зона, она тоже долго от себя отпускает!
Он разлил по стаканам спиртное:
— Давай, братва, за тех, кто там, за колючкой, остался. За тех, кто срок свой тянет!
— Давай, дед Ефим! Правильные слова говоришь. За тех, кто на зоне!
Выпили. Молча закусили. Малой откинулся с блаженной улыбкой на теплую стену печки:
— Спасибо тебе, дед, за хлеб, за соль, за приют. Все ништяк! Одну бы просьбу…
— Говори, чего замялся?
— Да ты сам должон понять. Столько лет и без бабы! Нельзя ли тут, дед, шалав хоть каких найти? Платить нечем, но, может, кто так, из тех, что без мужиков живут! А, дед? С этим можно че придумать?
— Баб вам? — дед неожиданно улыбнулся.
— Ты чего? — спросил Малой.
— Да так! Вспомнил, как сам вышел. Напомнил ты мне кое-что! Ну да ладно! Вы пока тут пейте, отдыхайте, найду я вам баб, надолго запомните. Только глядите, от первача под стол к приходу дам не свалитесь!
— Ну ты че, в натуре? Все будет ништяк! Мне бы потолще, дед, а? Не жлыгу шпальную. Это Серому по херу какую, а я толстушек уважаю, постарайся, дед Ефим.
— Какие будут. Пошел я. Организую вам бордель, кувыркайтесь. У меня дела, буду часов в одиннадцать. Двери со двора на вертушку прикроете. Баб на ночь не оставлять, да я их сам предупрежу, со стола все уберете. Если еще выжрать захотите — там, в сенях за лавкой, еще литр. Найдете!
— Ну, дед Ефим, спасибо тебе! Настоящий мужик, в натуре! Не забудем, — провожал старика Малой в предвкушении скорого разврата.
— Поглядим! Из дома ни ногой. Не вздумайте по улице шарахаться, а то воля в момент кончится, менты здесь хуже псов цепных. Предупреждаю! Да и меня подставите, коли сгорите. Дома кайфуйте, горемыки!
— Базара нет! Сделаем, как сказал, отвечаю! — Малой приложил руку к сердцу, закрывая за дедом дверь.
Ефим вышел на улицу, накрылся все тем же плащом с капюшоном под усилившимся дождем и повернул к центру поселка.
Недалеко от церкви он подошел к дому с покосившейся калиткой, вошел во двор. К нему метнулся лохматый и злющий пес по кличке Бес. Узнал гостя, спрятал клыки, завилял хвостом, гремя огромной длинной цепью.
Дверь дома открылась, в проеме показалась широкая прыщавая физиономия женщины лет сорока.
— Кого это там принесло? — спросила она.
— Не узнала, Зинка?
— Дед Ефим? Чегой-то решил наведаться?
— А то не знаешь? Ну хорош базарить, в дом думаешь приглашать или хахаля какого пригрела?
— Хахаля! Скажешь тоже! Только ты и можешь помочь бедной женщине в таких делах, проходи!
Дед Ефим прошел в сени, снял плащ, сапоги, вошел в комнату, где, как обычно, все было разбросано. Неопрятное жилище неопрятной женщины. Старик сделал ей замечание:
— Зинка! Ты хоть бы в собственной хате порядок навела! Живешь, как в свинарнике, в натуре. Ладно бы мужик, но ты же баба!
— Ты че, стыдить аль учить меня жизни явился, старый хрен? Али еще чего надобно? Если мозги мне сношать, то вали отседа. Кому какое дело, как я живу? Как хочу, так и живу, понял? На остальное мне плевать! Так с чем пришел, Ефим?
— Ладно! Жаль, разувался.
— Ничего твоим портянкам не будет, так говори, я слушаю тебя!
— Живи ты, Зинка, как знаешь! А к тебе дело есть, работа!
— Что за работа?
— Ну не придуряйся.
— И все же? Интересно мне, спасу нет!
— У меня дома два бывших зэка, только из зоны откинулись. Теперь поняла, что за работа?
— Как не понять? — заулыбалась Зинка. — Изголодались твои гостюшки?
— Изголодались!
— А я должна прихоти их исполнить, так?
— Кончай паясничать, а то я могу и рассердиться! — повысил и так громкий голос дед Ефим. — А со мной, Зинка, шутки плохи!
— Ну ладно, ладно, не дашь даме поломаться для приличия!
— Возьми с собой Ленку или Муху и чешите ко мне на хату, на случку, сучки!
— Сучки?! Слова бы подбирал! Оплата?
— Договоримся!
— Надеюсь, концы у мальчиков в порядке? Не обмылки?
— В порядке! Как раз под ваши размеры. Да еще с сюрпризами!
— Вот это я люблю! Сюрпризы — это вещь! Бухалово есть или свое взять?
— Есть, чтобы целый день куролесить!
— Все поняла! Считай, уговорил, черт старый!
— Уговорил? Да ты за этим делом без всяких уговоров полетишь, как бешеная. Знаю тебя, шалаву!
— Ты давай, дед, иди! Мне еще себя в порядок привести надо!
— Давай, но запомни: кого ты там с собой возьмешь, мне без разницы, и что вы вытворять там будете, тоже, но чтобы без визга и шума. Чтобы до соседей ничего не дошло, поняла?
— Поняла, поняла, в первый раз, что ли?
— И учти, в одиннадцать бабы из дома вон! И мужиков за собой не тащить! Предупреждаю. Не дай тебе бог, Зинка, ослушаться, старшой там будешь! С тебя и спрошу! Собирайся и вперед, работать, невеста!
С этими словами дед Ефим вышел из дома проститутки. Кислый запах ее пропитой хаты сменился свежим порывом чистого осеннего воздуха. Ефим немного постоял, жадно вдыхая этот чистейший, пьянящий аромат приближающейся осени.
С этим решено! Теперь надо к «бугру». А это на противоположный конец поселка. Но делать нечего. Времени навалом, можно не спешить. Он перешел улицу, свернул в узкий проход, направляясь в сторону реки. Ефим пошел задами, чтобы зайти в нужный дом с тыла, от глаз подальше.
Добротный дом на излучине встретил его скользкой, поднимающейся от деревянных мостков ступенчатой дорожкой. Сюда, в этот неприветливый дом, он всегда приходил со стороны реки и всегда с трудом преодолевал эту земляную лестницу, не забывая помянуть ее парой крепких словечек из своего богатого лексикона.
Сегодня подниматься было труднее, ступени были мокрыми, и если бы не проволочные поручни, неизвестно, добрался бы вообще наверх старый Ефим. Оттого и был он в мрачном расположении духа. Пацана нашли по лестницам лазать.
Выйдя на площадку, Ефим оглянулся, выругался:
— Черт, злодерьмучка проклятая, так и смотри, чтоб не сковырнуться вниз. А слова, блин, не скажи! Так принято! Эх, горе наше тяжкое!
Отдышавшись, дед прошел во внутренний двор, обнесенный высоким деревянным забором с двумя рядами колючей проволоки поверху.
Эта проволока всегда вызывала у деда Ефима одну и ту же реакцию:
— Как на зоне, в натуре!
Но и лестница, на которой ему приходилось корячиться, и проволока, протянутая по забору и сильно раздражавшая деда Ефима, и те ругательства, которые он беспрестанно повторял, поднимаясь в этот дом, всегда относились только к вещам, но никогда к тому человеку, который и придал всем этим вещам настоящее положение, — хозяину дома — угрюмому Якову Петровичу Голонину.
И хотя по годам Ефим и Яков были почти ровесниками — обоим было около восьмидесяти, Яков Петрович всегда был старше. И раньше, на зоне, и потом, на поселении. Был он старшим и сейчас, когда с тех пор утекло много воды. Старшим по своему положению. И это Ефим безоговорочно принимал и такому раскладу подчинялся.
Старый кобель Дозор при появлении деда Ефима даже не вылез из своей сухой будки, лишь проводил одним своим красным глазом гостя, вновь уткнувшись мордой в лапы.
Ефим открыл двери сеней, прошел до середины, нащупал в темноте ручку двери, ведущей в жилую часть, открыл ее.
За длинным столом сидел Яков, рядом суетилась то ли его внучка, как утверждал сам Голонин, то ли девка какая приблудная — точно никто в поселке не знал. Звали эту длинноногую, тощую, как жердь, плоскую по всем статьям деваху без возраста Настей. Ее как-то привез из Верхотурска бывший зэк и знатный охотник Яков Петрович Голонин, один из немногих в крае прилично знающий тайгу и ее скрытые тайны. А это, считай, не одна тысяча гектаров девственного леса, с его болотами, реками, утесами и звериными тропами.
— Здорово будь, Яков Петрович, — поздоровался дед Ефим, зайдя в горницу.
— И тебе того же, проходи, присаживайся, время полдничать, — стрелки на старой «кукушке» рядом с образами действительно вплотную приблизились к полудню.
— Настя! Принеси поснедать гостю дорогому, да графин не забудь! Давай поживее, — Яков Петрович шлепнул свою родственницу по тощему заду, — а потом иди к тетке Матрене, поможешь ей.
— Но, дядя Яков! Я хотела…
— Я тебе чего сказал? А? Не поняла, дура? После Матрены сделаешь, что хотела.
— После поздно будет, — надулась Настя.
— Переживешь! Ну, чего встала, как струя на морозе? Шевели мослами, пока я тебя вожжами не подогнал!
Женщина внесла второй прибор для Ефима, выставила, как и велено было, графин с водкой и две рюмки.
Яков Петрович глянул на старого знакомца.
— Давно, Ефим, не встречались!
— Недели две!
— Да? А мне казалось, больше. Но все одно, давай по стопарю, за встречу!
Выпили, начали обед из старинной посуды, непонятно каким образом оказавшейся у Якова.
Отодвинув пустую тарелку из-под первого, Яков сказал:
— Чую я, новость у тебя ко мне?
— Есть маленько!
— Ну? Говори!
— Помнишь, ты говорил, что нужно пару человек из зоны встретить?
— Конечно, помню!
— Вышли они сегодня.
— Так! Те, кого Порох нам из-за колючки порекомендовал?
— Их! А боле никто и не выходил! Подобрал! Специально, можно сказать, с утра возле забора дежурил. Как вышли бедолаги, я к ним. К себе отвел. Напоил, накормил, как и договаривались.
— Что они говорили, какие планы строят?
— Как Порох в маляве передавал, хотят тут остаться, мол, идти им некуда, да и незачем пустыми.
— Понятно! Сейчас что делают?
— Блудят!
— Не понял?
— Да как выпили, пожрали, баб им захотелось. Вот и отправил к ним Зинку с подругой, развлекать до вечера. Всех предупредил, что шалман до одиннадцати часов и только в хате. Посмотрим, как контролируют себя!
— Хорошо! Ты все правильно, Ефим, сделал. Сегодня пусть отдыхают. А вот завтра!.. Завтра сделаешь следующее, слушай внимательно, не ошибись по старости. Ну-ну, не обижайся, я же так, по-дружески!
Яков Петрович наклонился к Ефиму, тихо, слегка жестикулируя руками, что, впрочем, было его привычкой, о чем-то долго говорил последнему, закончив словами:
— Все запомнил, Ефимушка?
— Запомнил, Яков Петрович!
— Вот и добро! Дело задумано нешуточное, Ефим! Ошибка, даже малейшая, пусть случайная — смерть! Запомни это.
— Запомнил!
— И этих как надо настрой!
— Ну, за них я не в ответе, хотя буду стараться!
— Старайся, Ефимушка, старайся. Сторицей потом старание твое окупится, слово тому мое!
— Я все понял!
— Сейчас, погоди!
Яков Петрович прошел к шифоньеру, закрыв его своей широкой спиной, минуту копался в белье. Вернулся за стол, бросил перед Ефимом пачку десяток.
— Возьми штуку. За работу. Ребята пусть едут на подсосе, как обычные зэки, чтобы не вызвать ненужного интереса у ментов и им не дать повода глупость какую сотворить.
— Спасибо!
— Да ты что, Ефим, — похлопал Яков старого сокамерника по плечу, — мы ж не чужие, поди, столько вместе пережили.
Яков Петрович взял графин, налил по новой:
— Ну, вот! Дела как будто обсудили, на этом о них и закончим. И теперь, брат, спешить нам некуда. Смерть за нами сама придет, рано ли, поздно. Давай выпьем! Старое вспомним. Тайгу. Помянем людей, которые ушли в нее, да так и остались там. За все, что было! И спой, Ефим, эту, кандальную. Она мне слезу вышибает! Давай, Ефимушка! За дело наше тяжкое, за жизнь нашу, в корню срезанную! Пей, Ефим!
Вернувшись домой к одиннадцати часам, дед Ефим, обойдя усадьбу, зашел в хату. Там он обнаружил полный разгром и разруху. На столе и под ним валялись пустые бутылки из-под самогона, окурки, затушенные прямо на полу. Разбитая чашка чуть в стороне и вокруг нее квашеная капуста, веером разнесенная по всей комнате. Лавки опрокинуты. На ножке одной из них даже висела принадлежность нижнего женского белья — разорванные пополам трусы. Видно, кто-то из ребятишек дорвался до лохматого сейфа и не выдержал, пошел напролом. Баб не было. Как он и приказывал. При подходе к дому тоже никакого постороннего шума, значит, шалман куролесил вовсю, но условия, как мог, соблюдал. Бывшие зэки спали кто где, но оба на полу. Один возле печи, широко раскинув руки и открыв черный от прогнивших зубов рот, из которого доносился протяжный, с подвывом храп. Это Малой. По его комплекции ему все же больше подходило погоняло К-700, огромная сила угадывалась в его крепком обнаженном теле с первого взгляда.
Второй, Серый, валялся между столом и вставшей на попа лавкой. Видно, одна из баб толкнула слишком надоедливого ухажера, тот и полетел в угол, да так и не смог подняться, вырубившись.
Оглядев весь этот бардак, старик снял в красном углу одну-единственную икону, ушел с ней за занавеску, где в торце нагретой печи стояла его почти квадратная кровать. Поставил образ Спасителя на нее, прислонив к стене, начал молиться. Так, как мог! Своими словами, потому что за всю свою долгую жизнь ни одной молитвы так и не выучил, только: «Спаси и сохрани, господи! Сбереги в день грядущий!»
Глава 2
Как только дед Ефим покинул старого товарища, Яков Петрович приказал вернувшейся Насте прибраться в доме, протопить печь и ложиться спать, его прихода не дожидаясь.
— А ты куда на ночь собрался? — спросила родственница.
— Покудахтай у меня, курица ощипанная! Сказал, что делать? Так делай! А вопросы оставь при себе, заботница!
— Уж и спросить нельзя, как будто в прошлом веку живем аль у староверов каких. У других вон и телевизоры цветные, и магнитофоны, а тут, как в монастыре, — вдруг возмутилась обычно недовольная, но молчаливая Настя.
— Та-ак! Разговорилась, значит! Супротив деда голос подняла? А ну иди сюда, стервоза! Кому сказал?
Женщина поняла, что сболтнула лишнего, но слово не птица, как говорят…
— Ну ладно тебе, дед! Не хотела я так-то!
— Я… тебе… что сказал?
— Ну не надо! Прости, дуру, больше слова против не скажу, обещаю!
— Так, сука длинноперая, ты еще и глухая? Иди сюда, тварь!
Видя, что дед разошелся не на шутку, Настя подошла и тут же получила сильный удар тростью, с которой всегда выходил Яков Петрович из дома. Удар пришелся по голове, по лицу, начисто срезав бровь. Настя схватилась за голову, из раны липким потоком хлынула кровь. Второй удар, по затылку, лишил женщину сознания. Яков открыл лаз в погреб, ногами подтолкнул к нему бесчувственное тело Насти, пинком столкнул вниз по крутой лестнице. Внизу раздался многоголосый возмущенный писк крыс, которые с самого момента возведения этого дома прочно оккупировали подвальные помещения. И ни одно средство против них не помогало. Яков Петрович, закрывая лаз на засов, проговорил:
— Полежи, сука, среди крысятника да на льдине, глядишь, поумнеешь или сдохнешь. Что тоже потерей большой не будет, надоела уже, дубина тощая!
А замену ей он быстро найдет! Вон сколько из беженцев по вокзалу Верхотурска отирается. К нему любая пойдет! И не только в качестве прислуги. Он еще того… не смотри, что восьмой десяток идет, приголубит так, что бабе и молодого не захочется.
Яков Петрович надел пальто — дождь на улице час как кончился, — вышел из ворот, захлопнув их на внутренний замок, и, освещая дорогу мощным фонарем, пошел в сторону поселкового Совета народных депутатов. Там у дежурного была прямая телефонная связь и с Верхотурском, и Бородином — вторым крупным в округе поселком, отстоящим от этих мест на триста верст, и, что самое главное, с прииском «Веселым», куда и нужно было позвонить Якову Петровичу. Интересно, какой шутник дал прииску такое название? В добыче золота ничего веселого не было, скорее наоборот, больше мрачного, и еще чего-то злобно-страшного.
Дежурным оказался старый знакомый и сосед Якова Коновалов Иван Егорович, когда-то бывший капитан внутренней службы и бывший начальник отряда, в котором числился на зоне сам Яков Петрович Голонин.
Яков остановился, закурил. Воспоминания отчего-то неожиданно проснулись в нем после долгой спячки.
После освобождения бывший зэк, как и большинство местного населения, осел в поселке, где и отбывал срок. Вообще же поселок Рахтур, если посмотреть внимательно, делился в основном на бывших заключенных местной колонии и также бывших и нынешних служащих зоны. За некоторым, естественно, исключением — медперсонала, учителей, военнослужащих небольшой воинской части, стоящей на удалении в несколько десятков километров от поселка. Которое, впрочем, только усиливало впечатление разделения поселка на два лагеря. Зону и охрану!
И, если за запреткой протекала своя, строго регламентированная жизнь и отношения там между людьми складывались по своим, укоренившимся понятиям, то на воле, в метре от забора эти отношения сглаживались, резко не разделяя население. Даже наоборот. Иногда бывшие зэки и их же бывшие надзиратели становились друзьями. И жили рядом, и умирали рядом, провожая друг друга в последний путь со слезами на глазах, искренне переживая утрату. Такова жизнь!
Дверь в поселковый Совет была закрыта, лишь тусклая лампочка-сороковка еле освещала пространство, немного задевая небольшой участок обширного крыльца да выхватывая часть выцветшего полотна трепыхающегося под порывами ветра государственного флага страны.
Яков Петрович прошел по крыльцу к единственному светящемуся изнутри окну здания. Туда, где находилось дежурное помещение с телефоном.
Бывший капитан — это было видно в разрез занавесок — вприкуску пил чай, одновременно читая газету.
Яков Петрович тихо постучал в стекло. В окне показалось лицо Коновалова. Он узнал стучавшего, пошел к двери, открыл.
— Ты чего, Петрович?
— Прогуливался вот. Думаю, дай зайду к старому знакомцу.
— Не бреши! Попрешься ты в этакую темень по грязи прогуливаться. Мне-то не бреши! Я ж тебя как облупленного знаю.
— А ты все тот же мент, Егорыч! Никому, никогда и ни в чем не веришь!
— Жизнь научила!
— Ну ладно, расколол ты меня, хотя тут и колоть-то нечего было, так что особо не гордись. Прав ты, конечно же, не просто так я пришел сюда.
— Вот так-то лучше!
— Внутрь пропустишь или на ветру держать будешь? А может, не положено, гражданин начальник? Объект-то стратегический! Целый Совет депутатов!
— Не изгаляйся! Заходи, коль пришел!
Яков Петрович прошел вперед, Коновалов закрыл дверь на щеколду, пошел следом:
— Ты иди, иди, что встал? Аль дежурку не видишь?
Расположились они за небольшим канцелярским столом на двух жестких стульях. Голонин спросил:
— Егорыч, а тебя ночью кто проверяет? Службу твою?
— А тебе что? — подозрительно взглянул Коновалов на Якова Петровича. На что тот резко ответил:
— Да что ты, в натуре, ментом-то на меня косишься? Сколько лет рядом живем, а ты все косишься? Пузырь у меня с собой перваку да кусок сала-свежанинки. Вот и спрашиваю, может, дернем спокойно, старое вспомнив, или кто посторонний помешать может?
— Да?
— Да! А ты чего подумал? Что я тебя грохнуть здесь собрался? Да стол твой канцелярский с тараканами вместе вытащить?
— Ничего я не подумал! Привычка! А выпить? Что ж? Выпить можно! Сало, говоришь, свежее?
— Гляди сам!
Голонин достал сверток, развернул. На стол аппетитно лег приличный кусок сала, с двойной толстой прослойкой мяса, плотно нашпигованный чесноком.
— Да-а, — оценил бывший капитан товар, — закуска знатная, что и говорить! Под нее не только полбанки раздавить можно. Устраивайся. Да занавески зашторь! Чтобы с улицы видно не было. А проверяют меня, — неожиданно вернулся к заданному ранее вопросу Коновалов, — только по телефону, из Верхотурска, с часу до трех. Это, значит, чтобы службу бдил, не спал, короче!
— Режь, Егорыч, сало, а я звонок один сделаю. Ты не против?
— Куда звонить собрался?
— На прииск! Начальнику, Жилину.
— А! Дружку своему? Не поздновато?
— Нет, в самый раз.
— Как последняя рыбалка?
— Да никак! Нажрались только. У водилы Жилина, Филиппа, как раз день рождения выпал, вот и вдарился молодняк по пойлу. С утра, правда, взяли пару десятков кило, но это, сам понимаешь, баловство одно!
— Сейчас по новой, что ли, собираетесь?
— Не знаю, намекал Сергеич, как приезжал, хочу вот уточнить. Он же знаешь какой? Не смотри, что ему едва за тридцать перевалило, привык, чтобы все по его было. Нагрянет, а у меня не готово ничего! Будет мозги парить!
— Ну, звони! Только линию долго не держи!
— Я быстро!
Яков Петрович набрал номер. Скрип и шум мешали, но сказать главное удалось, правда немного повысив голос:
— Алло? Жилин? Дмитрий Сергеевич?
— Да! Кто на проводе?
— Не узнали? Петрович, я! Голонин Яков Петрович!
— Все! Понял, говори!
— Когда на реку пойдем?
— Ты не один у телефона?
— Нет!
— Тогда слушай и отвечай, чтобы посторонний ничего не понял.
— Добро!
— Клиентов подобрал?
— Да!
— Сколько нужно времени на подготовку этой пары? Чтобы все официально провести?
— Думаю, недели через две с небольшим сможем организовать рыбалку. Если, конечно, здоровье не подведет! Тогда уж ничего не сделаешь, все под богом ходим!
— Ты мне брось это! Значит, через две недели пойдешь по Алле вверх. Днем, чтобы люди видели. Потом протоками вернешься, уйдешь за поселок по открытой воде. До причала дома охотника. В четверг к полуночи пойдешь к железнодорожному мосту, подберешь там первого клиента. Как пройдет пассажирский поезд на Бородино. В следующую ночь повторишь поездку, заберешь второго с товарняка! После всего возвращайся домой. Запомни, для тех, кто прибудет, ты глухонемой, понял?
— Все понял! И все приготовлю, Дмитрий Сергеевич! А чего это вы решили вверх подняться? Там же пороги?.. А? Понял! Все, все… сказал же: понял, мне какая разница? Вы только с собой больше шалман не тащите.
— Клиентов этих из Рахтура Ефим пусть завтра же отправляет! И по-тихому, ясно?
— Ясно, ясно!
— Работай, Яков Петрович! До встречи!
— До встречи!
Начальник прииска положил трубку. То же самое сделал и Голонин. Кивнул на телефон, обращаясь к Коновалову: — Горяч! Не любит, когда против слово скажешь!
— Это насчет шалмана?
— И насчет него тоже. И потом, с чего вдруг решил наверх податься, какая там рыбалка?
— А если в протоках?
— Ну если только так! Но раньше-то все больше на открытой воде промышляли.
— Жилин — начальник, захотелось ему в протоки, и баста! А ты молчи и исполняй, потому что по сравнению с ним ты, несмотря на свой почтенный возраст, — так, грязь из-под ногтей, извини, конечно, не в обиду будь сказано!
Яков Петрович тяжело вздохнул:
— Да за что извиняться? Если так оно и есть. Так, подсобный материал. Вот скоро придется по его воле на двое суток отчалить, а я далеко не молодой, мог кого и другого послать на реку!
— Ну ладно, пошел он к черту, — пригласил к столу бывший начальник отряда. — Начнем, а то и слюной недолго подавиться.
— Ты прав, Егорыч, наливай!
Яков Петрович сделал свое дело. Он сообщил кому надо, что люди, которых планировалось привлечь к дерзкой, опасной, но и прибыльной акции, могут собраться через пятнадцать дней в условленном месте. Остается, правда, неизвестным, как на предложение участвовать в преступлении сразу после отсидки отнесутся Серый с Малым. Но Яков Петрович был почему-то уверен, что дело выгорит. Куда им, бедолагам, по большому счету деваться-то?
А поэтому взял стакан и бутерброд с ароматным салом, медленно, смакуя, выпил жидкость крепостью никак не меньше семидесяти градусов. И не поморщился. Закалка! После посиделок с бывшим ментом Яков Петрович прошел до дома деда Ефима, вызвал того на улицу, чтобы бывшие зэки не видели, передал приказание Жилина. Выпустил он Настю через три часа, как вернулся домой. Замерзшую, трясущуюся, сразу же юркнувшую за печь, на свою лежанку. Яков Петрович удовлетворенно хмыкнул: будет, сучара, знать, кто над ней полновластный хозяин!
Утренняя побудка для бывших зэков была тяжкой. Первым, вероятно, от неудобного положения — в углу между столом и скамьей, очнулся Серый. Он загромыхал лавкой, отодвигая ее от себя, чем разбудил Малого.
Оба, покачиваясь из стороны в сторону, поднялись и уселись возле стола, мутными, красными глазами смотрели на Ефима, который сидел, покуривая, у самого окна, чуть левее зэков.
Свежий воздух солнечного утра постепенно заполнял комнату, вытесняя наружу приторно-кислый запах ночной разгульной пьянки.
— Проснулись, орлики? — поглаживая седую бороду, спросил дед Ефим.
— Угу!
— Знатно погуляли?
В ответ — виноватое молчание.
— Как насчет того, чтобы похмелиться?
Малой с Серым встрепенулись:
— Это, дед, было бы в самый раз!
— Порядок быстро навели! Расставили все по своим местам, пол подмели. Вымыть и во двор, я буду там!
Бывшие зэки быстро прибрались в комнате. Серый скомкал грязно-белую материю женских трусов, засунул в карман. Осмотрелись — вроде все в норме, вышли во двор.
Дед подметал двор. Увидев постояльцев, пригласил:
— Пошли на бревна. Ты, Малой, с кухни кружку принеси да закуски, что осталась.
Сам с Серым прошел к навалам бревен, где и присел с краю. Достал из кармана бутылку самогона. Поставил на бревно.
— Как бабы? Довольны?
— Не то слово, дед! Злющие до этого дела, страсть! Еле справились!
— Групповуху небось устроили?
— Было!
— Полегчало?
— Полегчало! Голова только раскалывается!
— Сейчас поправитесь. Где там дружок твой пропал?
Но Малой уже вышел из хаты, неся нехитрую закуску и большую армейскую кружку.
— Похмеляйтесь! — разрешил, как приказал, дед Ефим.
Бывшие зэки по очереди выпили огненной жидкости, занюхали хлебом, тут же закурили. Дед спросил:
— Базар вчерашний помните?
— С кем, дед? С тобой аль с бабами? — Серый еще не пришел в себя.
— С бабами! — передразнил Ефим, но Серый отнесся к вопросу серьезно:
— А че с ними базарить? Банку раздавили, и понеслось! Сам, что ли, не знаешь, как это бывает? Под конец все в кучу смешалось, у них с собой еще было. Так что никакого особого базара не было! А ты, Малой?
— Ни хрена не помню! Кто, как и с кем — бесполезно. Ты мне их сейчас покажи, не узнаю, бля буду! Одно знаю, баб этих только под быков подставлять! Такие…
— Какие есть. Я не о бабах спрашиваю. А о том, что вы вчера о будущем своем бакланили.
— А че? О работе, что ли?
— О ней!
— Помним, да, Малой? Как же? А что, есть возможность пристроиться?
— Слушайте, бродяги, сюда! Курите и слушайте! Но чтобы так, если сговоримся, то все, шабаш, обратной дороги нет. Как на этапе, поняли? Шаг влево, шаг вправо — побег! А значит, смерть немедленная!
— Круто начинаешь, дед, — немного тревожно посмотрел на Ефима Серый.
Но Малой одернул товарища:
— Говори, дедушка, а ты, Серый, закройся! Не сами ли напросились?
— Ну будь по-твоему, Малой, говори, дед!
— Начнем с ваших слов. Помню, вы говорили, будто слышали, что тут артелями золото моют? Моют! Даже прииск имеется. И заработать можно. Все правильно, если только погорбиться как следует, лет так с пяток!
— Но ведь слухи в зону не с пустого места доходили? То там самородок найдут, то россыпь возьмут. Или брехня все это?
— Почему брехня? Было и такое, но редко, очень редко и давно. И с золотом этим отсюда еще уйти надо! Мало того, что менты сразу же впрягутся, к ним и ребятишки из молодых да ранних добавятся. Те, кому работать внапряг, а вот ошкурить да грохнуть кого — в самый раз.
— Беспредельничают?
— И не местные! Местных давно удавили бы. Заезжие стаями по тайге кружатся. Поэтому сейчас артель сколотить сложно. Мужики, что покрепче да посноровистей, те на прииске пашут. Там спокойно. Но и прииск это тебе не золотое дно, нашел — отдай, на выходе менты шмонают не хуже, чем на зоне, если не лучше. Им за каждое найденное зернышко бабки платят. Вот и лютуют. И даже при таком раскладе на прииск устроиться — это ждать очереди надо, желающих попасть туда много. Вот такие дела!
— А что ты, дед, предлагаешь?
— «Рыжья» кругом много, но не всем дано взять его. А вам, как я понял, нужно заработать много и сразу, так?
— Желательно бы!
— Вопрос, как это сделать? — Дед Ефим погладил бороду. — Ладно, не будем тянуть кота за хер! Есть вариант заработать и много, и сразу!
— Как? — Малой с Серым переглянулись.
— Как, это уже другой разговор. Для начала решите, готовы ли вы рискнуть, чтобы потом надолго обеспечить себя? Не спешите «дакать». Я еще не все сказал! Рискнуть головой, ибо, если сейчас вы согласитесь войти в дело, назад дороги не будет. Даже на зону. На кон жизни ставите. А теперь решайте, думайте, а я во дворе управлюсь.
Обсуждение предложения старика продолжалось недолго. Серый с Малым встали с бревен, подошли к Ефиму:
— Мы согласные!
— Это не ответ, не в колхозе, здесь каждый отвечает за себя!
— Я согласен, — сказал Малой.
— И я согласен, дед, — поддержал товарища Серый.
— Пройдем обратно к бревнам, — приказал Ефим.
Присели. Вновь закурили. Ефим заговорил:
— Так! Дело, скажу сразу, стоящее и должно пройти чисто. Все просчитано и проверено. Люди задействованы большие. Подробности дальнейших действий будете узнавать постепенно, по этапам, скажем так. Все вам знать не следует. Так спокойнее. Теперь первое, что вам надо сделать: это сегодня же вечерним поездом слинять отсюда в Верхотурск. Не крути башкой, Малой, а слушай, — сделал замечание здоровяку Ефим.
— Да слушаю я! Сегодня надо слинять из поселка. Так?
— Так! Далее! Там, в городе, встаете на учет в ментовку, все чин по чину, устраиваетесь на местный карьер, там постоянно требуются люди, получаете паспорта, в этом вам помогут, и… пашете!
— Долго?
— Чего долго?
— Пахать?
— Сколько надо, пока на вас не выйдет наш человек. Он и скажет, что делать дальше. Знакомств не заводить, держаться неприметно, потому как долго там не задержитесь. Будет лучше, если на карьере вас не запомнят. Пока все! Вопросы?
— А фотки в личном деле? В трудовой? Отметки в ментовке?
— Это не ваши дела! Свои обязанности исполняйте, как говорю!
— Все понятно!
— А понятно, так переночевали и с богом. Идите в поселок, к станции. Менты остановят, не крутите, так и скажите, что у меня ночь провели. Только про баб ни слова!
— Мы че, мудаки, в натуре? Ты совсем нас за балбесов каких-то держишь, дед?
— Идите! И смотрите, без выкрутасов!
— Авансик не помешал бы, дед? — переминаясь с ноги на ногу, намекнул Малой. — А то в кармане шаром покати!
— Обойдетесь тем, что выдали на зоне. Чтобы все выглядело натурально, а авансик получите, не волнуйтесь, придет время! Прощевайте, горемычные, да поможет вам бог!
Малой с Серым, поняв, что разговор окончательно закончен, попрощались с дедом Ефимом, вышли со двора и медленно направились в сторону станции. Времени у них было много, как и мыслей, но каждый молчал, почти непрерывно куря и думая о своем. Что их ждало впереди? Богатство или… Кто бы сказал?.. Но пути назад не было. Придется идти до конца, каким бы он ни оказался. Поэтому и молчали бывшие зэки, понимая, что теперь от них, как и несколько дней назад, там, за колючкой, ничего не зависит. Что судьбы их вновь оказались в чужих, еще неизвестно каких, руках, и воля кончилась, не успев начаться. Одним разгульным пьяным днем! И главное, что пошли на этот рисковый, возможно, и роковой шаг бывшие зэки добровольно!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

А-П

П-Я